Интеллектуальное предпринимательство. Рассуждения и некоторые детали

Интеллектуальное предпринимательство. Рассуждения и некоторые детали

Олег Лавров опубликовал на своем сайте статью о том, куда сейчас направлен вектор предпринимательских инициатив. В ней он рассуждает, об интеллектуальном предпринимательстве и парадоксе ресурсов: «в случае с «интеллектуальным предпринимательством», ресурсы в избытке и возобновляемые».

4

Олег Лавров опубликовал на своем сайте статью о том, куда сейчас направлен вектор предпринимательских инициатив. В ней он рассуждает, об интеллектуальном предпринимательстве и парадоксе ресурсов: «в случае с «интеллектуальным предпринимательством», ресурсы в избытке и возобновляемые».

Олег Лавров

Олег Лавров – председатель правления Ассоциации «КМ Альянс». Авторская колонка Олега Лаврова — не просто авторские размышления, но и приглашение к коллективной интеллектуальной деятельности.

«Интеллектуальное предпринимательство». Рассуждения и некоторые детали.

Доброго времени! Сегодня хочу поделиться с вами своими рассуждениями по довольно интересной для меня теме — куда сейчас направлен вектор предпринимательских инициатив. Мне думается правильным начать рассуждения со смыслов слов «бизнес» и «предпринимательство». Как мне видится — отношусь я к этим словам с пониманием и смысл их использования не так очевиден, как мне раньше казалось. Вместо эпиграфа

О «бизнесе»:

Так произошло в нашем времени, что известный мне бизнес измеряется в основном в деньгах, которые эмитированы и смысла уже не содержат, и выходит, делать бизнес смыслом своей жизни не очень интересно. Интересно познакомиться с не стандартными взглядами на понимание слова «бизнес»: «Бизнес — отношения между участниками рынков … и получение результатов от использования капитала» (Google); «Бизнес — это секта разного рода необходимостей» (профессор Ионин); «Бизнес — это коллективная деятельность с направленной материализацией идей»; «Бизнес — это осмысленная деятельность по продлению твоего присутствия во времени и пространстве, вклад во взаимодействие и природу».

О «предпринимательстве»:

«Предпринимать» : — согласно «Словарю церковно-славянскаго и русскаго языка» ( 1847 года) «приступать къ совершенію намеренiя, решаться на исполненiе своего предположенiя»; — согласно «Толковому словарю XIX века [Даль]» — «предпрiинимать — затевать, решаться исполнить какое- либо новое дело, приступать къ совершению чего-либо»; — согласно толкованию в словарях XX века — «компонент значения, конкретизирующий то, к чему именно надо приступить»; — согласно стойкой интернет трактовке в ХХI веке — использование со смыслом «владеть бизнесом». Таким образом, понимание неоднозначное и требует контекста и более глубокого пояснения взаимосвязи слов бизнес и предпринимательство. Воспользуюсь упрощением и предложу использовать в рассуждениях ниже только слово «предпринимательство». Два других слова, с которыми будет сочетаться слово «предпринимательство», это «индустриальное» (формально соответствующее по времени ХХ века и его экономическому укладу) и «интеллектуальное» (формально соответствующее ХХI веку, пятому и далее технологическому укладу). Получается в итоге всего два словосочетания: «индустриальное предпринимательство» и «интеллектуальное предпринимательство». Они, в определенном смысле, «выведенные» в лабораторных условиях для поляризации суждений. В конце части «вместо эпиграфа» хотел бы отметить, что, конечно же, весь наш используемый материальный мир вещного не что иное, как предпринимательская материализация идей через созидательную человеческую деятельность и так было все время. Вместо пролога

«Укладная полосатость» современной российской компании

Интеллектуальное предпринимательство Используемая выше модель (Ron Yang, Knowledge Associates International, Cambridge, UK) помогает увидеть и понять, что любая современная компания одновременно существует практически во всех указанных укладах и является «укладной зеброй». В зависимости от рынка, отрасли, видов деятельности и прочего, располагается в каждом из этих укладов неравномерно, но в соответствии со структурой бизнеса. Компании несут в себе (в культуре, бизнес процессах, департаментах) признаки разных экономических укладов и в процессе деятельности каким то образом все это балансируют, ну или не очень. В большинстве российских компаний, по моему предположению, индустриальный уклад занимает до 80%, а новый не более 20%. Об этом распределении считаю важным порассуждать. Мне видится, что используемое выше упрощение по соотношению 80/20 оправданно, так как позволяет обратить внимание на дисбаланс и необходимость гармонизации процедур бизнес-деятельности компании при перемещении её в новую экономику. Для поступательного движения компании теперь нужно активнее использовать внутренний интеллектуальный актив (Human Assets), приводящий к экспериментам и трансформациям. Выделение и «прописка» внутри компании, обеспечение ресурсами людей интеллектуально насыщенных бизнес-процедур предпринимательства (KIS) — это, по сути, и есть менеджмент инноваций (от идеи до учета в капитализации компании). Как показывает практика развитых рынков такой процесс приводит к формированию иных, новых и соответствующих времени источников доходов компании. Если применить подход «укладной зебры» к пониманию, где именно сейчас расположены основные бизнес-подразделения компании (производство, IT, HR, маркетинг), то станет очевидным, что значительная часть из них тоже находится больше в индустриальной модели ведения бизнеса, а меньшая часть в логике новой экономики. Проблема именно в этом, они друг друга не слышат, не понимают и тормозят развитие и гибкость компании. Это же не только условности, это же определенный набор знаний разных людей в разных подразделениях, вокабуляр (корпоративный лексикон), модели понимания и описания бизнес-процессов, способы формирования коммуникаций и их скорость, сочетание off- и on-line активностей, способы и эффективность принятия решений, разработка и внедрение нового. Становится понятно, что современные особенности внутрикорпоративного распределения интеллектуальных процедур, требуемая скорость всех типов организационных изменений имеют для компании стратегическое значение и, возможно, определяют жизнеспособность бизнеса (инновации= жизнеспособность). Пора бы уже это осознать, держать в фокусе внимания и действовать, и лучше регулярно и коллективно. Далее возникает вполне закономерный вопрос: «Тогда кто в компании может быть лидером деятельности по созданию нового?» На мой взгляд, о новом виде деятельности определенно должен думать собственник, совет директоров, директор по инноватике или развитию, возможно, Chief Knowledge Officer (неплохо в компании иметь формализованные стратегии трансфера знаний и технологий, инновационную политику). Практика азиатских компаний показывает, что важно привлекать или выращивать в компании специалистов, соответствующих времени и новой экономике (knowledge workers), специалистов по управлению качеством и циклом персональных и организационных знаний , способных методологически правильно создавать новые знания и инновации. управление знаниями и инновациями А как же поступать со всей компанией? Стратегический выбор для развития компании определяется качеством, объемом и актуальностью используемых для разработки стратегии знаний, на основе которых эта стратегия и формируется. Получается, насколько глубоко и хорошо мы сегодня знаем о том что мы всей компанией знаем (извините за тавтологию) настолько хорошо и разрабатываем стратегии. И простое дополнение, ни одной компании для разработки стратегии не может хватать внутренних организационных знаний, всегда для будущего нужны внешние знания, важно знать где их взять! Поразмышляем дальше. «А кто в компании точно знает, что именно знает компания? Где сосредоточены эти знания?» Обостряется вечная проблема «пророка в Отечестве» — проблема идентификации ключевых владельцев знаний об уникальности бизнеса — кто они? Кто знает, какие именно знания нужны сейчас и будут нужны компании завтра? Почему одномоментно и вдруг коллеги начнут сотрудничать, создавать коллаборативные процедуры и инновации? Из чего, кто и как создаст новое? У кого спросить как это делать? Как узнать того, который точно знает? Этот набор вопросов можно было и продолжить, но нет в этом необходимости. Есть необходимость поделиться знанием как уже другие сделали. Ларри ПРУСАК — со-создатель IBM Institute for Business Value, Knowledger Office NASA, World Bank — корпоративные структуры создания инноваций. Ларри Прусак

*Перевод с англ.: «Слушайте, люди не раздают знания просто так. Знание не распространяется само по себе плавно и бесплатно. У него есть свой рынок. Есть покупатели и продавцы. Есть брокеры. Есть целая система цен и своя валюта».

Если мы принимаем позицию, что знания стали стратегическим ресурсом и их недостаток или низкое качество поставщиков влияют на бизнес результат, то есть задача понимать, как нам следует устранить этот стратегический разрыв. Принять решение, кто именно в компании этим типом ресурсов управляет, коммерциализирует, капитализирует, превращает в активы и списывает с баланса, кто управляет всем жизненным циклом интеллектуальной собственности компании? Если интеллектуальные процессы в компании становятся активом, влияют на ценность и цену, если могут быть проданы или поставлены на баланс, учтены в капитализации, то кто и как это делает? Что это за процессы? Кто умеет? С моей точки зрения, мы могли бы договориться, что это и есть процедура интеллектуального предпринимательства в компании и тогда она становится новым видом бизнес процессов, типом производства, источником доходов, а это выгодно! Таким образом, для гармонизации перехода компании в новую экономику, экономику знания, идей, технологий и интеллекта нам «срочно и важно» использовать новые знания — Кnowledge Мanagrment, Innovation Management, Idea Management, Business Intelligent, Communication Management, Community Management, экспертные сети, внутренний интеллектуальный ресурс компании, выстраивать процесс интеллектуального предпринимательства и процедурные инновации. Все это ключевые драйверы новой экономики, а насколько нужно оставлять индустриальность внутри компании, — решать, конечно же, собственнику. Основная часть

«Парадокс ресурсов»

Первое, на что хотелось бы обратить ваше внимание, это насколько могут отличаться друг от друга «индустриальное предпринимательство» ХХ века и «интеллектуальное предпринимательство» ХХI века. Парадокс ресурсов Мы хорошо знакомы со смыслом определения понятия «предпринимательство ХХ века», — это достижение наилучших (максимальных) результатов бизнес-деятельности при ограниченных ресурсах, где деятельность, в основном, в материальном производстве и ресурсы невозобновляемые. В этой парадигме мы все еще продолжаем пребывать и, чаще всего, используем логику управления эффективностью и «костами», а само индустриальное предпринимательство в компании (по Бартлетту и Гошалу) существует на уровне оперативного менеджмента. Конкуренция — главный двигатель. Если рассуждать об «Интеллектуальном предпринимательстве ХХI века», то:

  • это бизнес-деятельность в новом экономическом укладе, позволяющая компании самостоятельно не участвовать в материальном производстве, разрабатывать идеи, модели, подходы, технологии, методы, услуги, сами по себе являющиеся товаром с уникальным соотношением ценность/цена в сторону ценности и продуктивности, то есть, делать «правильные вещи»;
  • институциональная бизнес-деятельность, демонстрирующая значение сообществ и их влияние на скорость развития бизнеса, его жизнеспособность, инновационность, маржинальность и конкурентноспособность;
  • бизнес-деятельность, создающая выгодное для позиционирования соотношение между материальными и нематериальными ресурсами и активами в структуре корпоративных финансов;
  • бизнес-деятельность, дающая возможность получать доход от отделяемых коммерческих знаний, причем повышая конкурентноспособность за счет сохранения и использования формализованых знаний об уникальности собственного бизнеса.

Так в чем же парадокс и каких ресурсов? Парадокс ресурсов в том, что в случае с «интеллектуальным предпринимательством», ресурсы в избытке и возобновляемые. Мы обращаем внимание на продуктивность и инновационность, фактически, сами можем управлять маржинальностью, а производство может представлять распределенную и структурно независимую проектную группу, где новые решения создаются всеми участниками процесса, включая собственника и всю цепочку поставок (co-creation process — два и более участника с высокой внутренней мотивацией к сотрудничеству и желанием создать нечто с неизвестным результатом, но результат, который, по внутреннему убеждению участников, превышает создаваемое каждым из них в отдельности). Двигатель такого процесса — сотрудничество и сообщества. Если в случае «индустриального предпринимательства» главную роль играет пара — недостаток материальных ресурсов и личная энергия предпринимателя, то во втором — это избыток интеллектуальных ресурсов и групповые взаимодействия. Вывод — иные линии напряжения в деятельности, они просто разные. Разобраться с этим полем российским предпринимателям, уже очевидно, задача вчерашнего дня. В этом поле сейчас себя очень хорошо чувствует Азия и мы видим их успехи на глобальных рынках. Вот и нам туда с нашими знаниями и креативностью уже тоже пора! Вместо эпилога

Немного о «ежах» и «лисах» (По мотивам Исайи Берлина)

img68 Если посмотреть с ресурсной точки зрения (ограничений), то для интеллектуального предпринимательства — это сам интеллект, но он «возобновляем», и разными способами: самостоятельно, внутри специализированной или неспециализированной группы, между группами, между сообществами, между коллективами, между отраслевыми организациями, транснациональными, трансгеографическими и т.д. Эти уровни вообще могут быть разные. Это может быть академическое знание или бизнес-знание. Это знание целевых исследовательских или аналитических лабораторий, это знание банальное, бытовое. Огромное количество решений находились в бытовых знаниях. Дилетант силен тем, что он не знает, что так нельзя, и поэтому экспериментирует. Специалист слаб тем, что он имеет мыслительные ограничения, профессиональную «близорукость» при глубине, и под этим углом ограниченно смотрит на проблему. Поэтому мы продолжаем настаивать на использовании коллективных возможностей многознайных «лис» и «ежей», знающих что-то одно, но очень важное. Интеллектуальная деятельность предполагает движение в зону неизвестного, высокого мыслительного сопротивления вначале и всегда требует существенных энергетических затрат. Причем энергии творческой, довольно особенной, где участники процесса являются друг для друга поставщиками такой творческой энергии, вместе с багажом знаний, опыта и эмоций. Когда вместе создаем новое, то можем претендовать на результаты такого совместного творчества/труда. В этом поле существует масса вопросов, но они не для этой заметки. Важно понимать, что новая (инновационная) бизнес деятельность — процесс без вектора и многомерный, в отличие от привычного технического прогресса, который векторально направлен во времени. Поэтому нужно как и раньше чаще экспериментировать на свой «страх и риск», только теперь за счет новых технологий есть возможность на «удовольствие и уникальность». В чем еще мне видятся преимущества интеллектуального предпринимательства? Это новый баланс для конкурентоспособности, причем и для личной, и для организационной, и, возможно, для страновой. Каждая организация обязательно уже обладает интеллектуальным ресурсом и, чаще всего, это неявные и не формализованные в компании знания, которые являются существующим, но не учтенным ресурсом. Превращая такие ресурсы в активы и капитал компании ( Knowledge Assets Management), мы иначе развиваемся и лучше соответствуем требованиям времени. «…миллионеры в первом поколении наиболее активны. А значит, у России большой потенциал…» Московские новости У нас есть еще одно неоценимое преимущество — российский человек безмерно креативен и всегда решает задачу, отличную от поставленной! Но, как говорит М.М. Жванецкий: «…зато обогатили мировую культуру!»)). Интеллектуальное предпринимательство, по сути, является вполне органическим и встроенным в нашу культуру процессом. Оно может довольно легко поменять логику «догоняющего развития», ведь если мы сами себе создаем «голубой океан», то в нем мы всегда первые или какие захотим! Для такого рода деятельности хорошо подходит «принцип арт-дилера», который получает доход от того, что продал, а богатеет на том, что оставил! В итоге, интеллектуальное предпринимательство — это еще и новая эквивалентность капиталов: финансовый с финансовых рынков, а интеллектуальный с рынка интеллектуальных услуг, где валюта может быть та, которую мы себе придумаем. Возможно, новая деятельность создаст в компании новый бюджет — бюджет смыслов! Потому как бизнес процессы — это смысловые матрицы о прошлых событиях, причинно-следственных связях и будущих намерениях, а в них и есть наше общее завтра. Спасибо за внимание! P.S. «Слово „Луна“ — это палец, указывающий на нее, и горе тому, кто примет палец за Луну.» (мудрость)

4

Алиса Кононенко

view all post

By Daniele Zedda • 18 February

← PREV POST

By Daniele Zedda • 18 February

NEXT POST → 34
Share on