Николай Крячков. Взлеты и падения KM глазами очевидца

Николай Крячков. Взлеты и падения KM глазами очевидца
Николай Крячков

Николай Крячков — эскперт РАН, экономист, автор книг «Теорема конкурентоспособности», «Аксиоматика политической экономии без процента». Художественные произведения и другие работы Николая.

Мы пригласили Николая стать нашим автором и поделиться размышлениями на тему KM. Представляем вашему вниманию первую статью.

Мне наверное посчастливилось застать хоть и не первый, но достаточно позитивный этап развития KM, когда с ним связывали большие ожидания в академической и деловой среде государств, которые принято называть развитым миром. Да и деньги выделялись приличные на начинания, связанные с KM.

Тогда, к концу 1990-х годов, когда я занимался достаточно экзотической деятельностью по экспертизе выполнимости управленческих документов на основе собственных методических наработок, возникла потребность найти «братьев по разуму» или хотя бы посмотреть, кто занимается чем-то похожим и как. Разумеется, без интернета было не обойтись, и через несколько лет сетевых блужданий и переписки некто из ЕС посоветовал обратить внимание на KnowledgeBoard.com – достаточно внушительную и хорошо структурированную ведущую в то время англоязычную дискуссионную площадку в области KM, которую, как я понял, финансировал ЕС. Зарегистрировался я там в году, наверное, 2003. Модерация была очень доброжелательная, а дискуссии, хоть и жаркие, но вежливые — можно было не соглашаться, но чужое мнение уважалось.

Что сразу обратило на себя внимание, так это многообразие сфер деятельности и география участников дискуссий. Это были представители из ИТ, брендинга, политики, консалтинга, университетов и НИИ со всего света, но преимущественно из ЕС, США, Канады, Австралии. То время было особенно интересно очередной попыткой взять интеллектуальным штурмом твердыню терминологии КМ для нужд Европейского комитета по стандартизации. Эта фундаментальная проблема, кстати, удовлетворительно не решенная и по сей день, требует отдельного рассмотрения, но тогда подход был достаточно открытым в части обсуждения проектов определений терминов, но основная методика по рассказам состояла в сканировании средствами text mining публикаций авторитетных специалистов в области КМ и выводе неких усредненных формулировок. А они-то, в итоге, и оказались не только малоинформативными, но и неоперациональными. Это повлекло достаточно серьезные последствия для KM:

  1. Изрядный пессимизм относительно вообще возможности создать достаточно хорошую терминологию KM, ведь были и попытки Американского национального института стандартов, Британского института стандартов, Стандартов Сингапура, Австралийских стандартов и все они завершились с таким же «успехом».
  2. Во многих публикациях, включая достаточно авторитетные научные издания, рассуждения о KM как-то обходят стороной вопрос терминологический — а каково определение KM автора публикации или какого определения он придерживается? Это же происходит и в более популярных изданиях для предпринимателей — за общим задором не просматривается достаточно четкая позиция автора, т. е. о чем, собственно, речь?

Необходимо отметить, что Россия на KnowledgeBoard.com была представлена лишь отдельными энтузиастами. Это имело свои плюсы и минусы. К плюсам можно было бы отнести отсутствие «генеральной линии», которая сковывала бы участие в дискуссиях, а к минусам — отсутствие державы за спиной затрудняло продвижение возникающих в головах россиян идей, т. к. западных коллег наши идеи конечно же интересовали, но для их воплощения необходимо было присоединиться к какой-нибудь западной организации желательно на их территории. В России же их интересовали лишь те, кто будет импортировать западные достижения. Собственно, это и выразилось, например, в достаточно странном ГОСТ Р 53894-2010 «Менеджмент знаний. Термины и определения», где «знания» определяются как «набор данных и информации» с длинным перечнем, надо понимать, типов данных и информации как, например, эмоции, верования, мотивы, интуиция и т. д. Попробуйте применить это практически, т. е. управлять этим. А как известно, каковы стандарты, таково и состояние отрасли.

Позже были попытки создать более специализированные глобальные дискуссионные сообщества, посвященные, например, анализу социальных сетей, кластеризации, вообще новым типам организаций как, например, фрактальные организации. Были попытки, в т.ч. мои, попробовать спрогнозировать эволюцию управленческого консультирования от продажи советов бизнесу на основе стандартных методик некого поверхностного сканирования действительности клиента до внешнего управления (Interim Management) и самоконсультирования по, в сущности, главному, но многоаспектному вопросу — конкурентоспособности. Методические наработки в области самоконсультирования есть в России и совсем недавно появились в Великобритании в «Институте директоров» (IoD), однако, пока широко не известны. Кстати, «Институт директоров», чья история насчитывает уже более ста лет, продемонстрировал правильный, на мой взгляд, подход к определению «знания» как «понимания».

Тем не менее, KnowledgeBoard.com уже давно не существует. Весь аккумулированный там опыт и обширная библиотека публикаций нам недоступны. Фокус глобального внимания к KM сместился в Азию. Появились как новые глобальные игроки — китайцы, так и довольно старые — японцы. Россия, хочется надеяться, пока сосредотачивается.

Но только ли в терминологии дело?

Есть наверное существенно сдерживающий развитие KM фактор, о котором не принято говорить — это представления об экономике, основанной на знаниях и об экономике в целом. Дело в том, что если знание (как бы мы его не определяли) неотделимо от человека, а лишь с тем или иным успехом копируется, то оно не может быть предметом залога. Если так, то пересмотру подлежат основания долговой экономической науки и практики, которая не всегда была такой. Шедевры же, экономики, предшествовавшей долговой, например, средневековые соборы, построенные кооперативно и с малыми по нынешним меркам сметами столетия восхищают нас своей грандиозностью и материализацией архитектурно-строительных и организационных знаний.

Также желательно обратить внимание на эпистемологию (философию знания) по известному принципу «нет ничего практичнее хорошей теории». В KM литературе часто упоминается онтология, т. е. вопросы структурные, но достаточно ли этого? Вам что-нибудь говорит имя шотландского философа и экономиста первой половины XIX века Джеймса Фредерика Ферье (James Frederick Ferrier)? Он писал, что знание многозначно, следовательно, есть разные виды знания, но что в них общего? О явных и неявных знаниях хорошо известно, а о многозначных, т. е. понимаемых каждым по-разному? Как тогда управлять?

Собственно, структура также таит много загадок. Как английскому поэту Редьярду Киплингу пришла в голову идея стихотворения о шести слугах-вопросах, которые учат всему что известно? Почему речь именно о шести вопросах? Как русский символизм Серебряного века, воспевавший достаточно расплывчатые представления о мире, сменился акмеизмом, стоявшим за более точную выразительность? Почему в «Фаусте» Гете деяние начало бытия, а в Евангелии от Иоанна — слово? И т.д.

В общем, тема KM культурно обширнее чем может показаться на первый взгляд. Это и вселяет надежду, что богатая многонациональная и открытая миру культура России, чрезвычайно выразительный и гибкий русский язык помогут нам дать ответы на насущные вопросы проблематики знаний и KM ждет новый взлет на качественно ином уровне. Если конечно приложить усилия…

Николай Крячков
Эксперт РАН
Санкт-Петербург

1

Алиса Кононенко

view all post
Leave a comment

Please be polite. We appreciate that.

By Daniele Zedda • 18 February

← PREV POST

By Daniele Zedda • 18 February

NEXT POST → 34
Share on